• Приглашаем посетить наш сайт
    Загоскин (zagoskin.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "U"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1UBER
    2ULTRA
    4UND
    1UNE
    2UNIVERSITY

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову UND

    1. Из Гейне
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    Часть текста: II За чаем болтали в салоне Они о любви по душе: Мужья в эстетическом тоне, А дамы с нежным туше. «Да будет любовь платонична!»— Изрек скелет в орденах, Супруга его иронично Вздохнула с усмешкою: «Ах» Рек пастор протяжно и властно: «Любовная страсть, господа, Вредна для здоровья ужасно!» Девица шепнула: «Да?» Графиня роняет уныло: «Любовь — кипящий вулкан...» Затем предлагает мило Барону бисквит и стакан. Голубка, там было местечко — Я был бы твоим vis-a-vis,— Какое б ты всем им словечко Сказала о нашей любви! III             В облаках висит луна Колоссальным померанцем. В сером море длинный путь Залит лунным медным глянцем.             Я один... Брожу у волн, Где, белея, пена бьется. Сколько нежных сладких слов Из воды ко мне несется...              О, как долго длится ночь! В сердце тьма, тоска и крики. Нимфы, встаньте из воды, Пойте, вейте танец дикий!              Головой приникну к вам, Пусть замрет душа и тело! Зацелуйте в вихре ласк Так, чтоб сердце онемело! IV...
    2. Люди летом. III. Зеленая лампа
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    Часть текста: заходило оно в двух шагах от дачи, сейчас же за купальными будками. Происходило это очень просто: декоративный круг цвета настурции, величиной с средний швейцарский сыр, садился на горизонт. Море становилось скучно-линюче-синего цвета. Облака, поближе к солнцу, добросовестно краснели, подальше — розовели. Затем солнце солидно опускалось в воду. Только и всего. Напоминало это, если повторялось изо дня в день (здесь оно так именно и было), не то посредственный любительский спектакль, не то картинку Клевера, но те, которые прибегали прощаться, не замечали этого. Художник, как знаток и специалист, заведовавший восхищениями, сказал: — Сегодня оно как кровоточащая рана! Посмотрите, как поет вон то облачко справа. Учительница сказала: — Прощай, милое солнце! Прощай, мое славное солнце! — И покосилась на лаборанта. Курсистка сказала: — Вы заметили, как побежали тени по воде? Заметили, какое оно сегодня абсолютно-чистое? Завтра будет хорошая погода. Лаборант считал: — Пол-окружности, четверть, осьмушка, одна шестнадцатая. Готово! Представление окончилось. Как раз в этот момент кухонная девочка заставила всех радостно вздрогнуть: — Ужинать! Скорей-и! С самого рождения они привыкли по нескольку раз в день есть, нисколько не волнуясь по этому поводу. Здесь было иначе. Как голодные шакалы, ворвались в кухню, жадно потянули в себя блаженный аромат свиной грудинки с картофелем и чуть не опрокинули керосинку с макаронами. Лидочка стащила кусок ветчины, половину урвал художник, половину — курсистка. У бедной ничего не...
    3. Мирцль. Часть III
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    Часть текста: кофе на столе. Возле чашки лежал смятый большой конверт, с фирмой гостиницы «Серебряный якорь», надписанный не то ребенком, не то взрослым малограмотным человеком: неровные, то недописанные, то со старательно выведенными палочками острые буквы. На веранде было тихо и прохладно. Высокая шиферная крыша сбоку укрывала от солнца. Старую железную решетку тесно перевил душистый горошек, буйно поднявшийся из низких деревянных зеленых ящиков, цветы были всех тонов от белого до темно-малинового и пахли так сильно и сладко, что над ними целый день стояло жужжанье. Кирпичная стена мансарды дышала сыростью, и старые кирпичи казались темней от тени, которую бросал широкий выступ крыши. К желобам шли веревочки, и по ним тянулся к солнцу темно-зеленый матовый плющ. Вокруг ячейки от железной подпорки для жалюзи неустанно носилась одинокая пчела: то влезала в ячейку и начинала вертеть мохнатым толстым тельцем, как буравом, то улетала вниз, туда, где было развешано под цветущими персиковыми деревьями белье, прилетала с новым цветочным грузом и набивала им свой странный улей, — благо, ячейка всегда была пуста, так как сидевший на веранде человек очень любил солнце и никогда не опускал жалюзи… Вдали за легкой кружевной колокольней с петухом, крестом и громоотводом, за сонными домами с наглухо закрытыми ставнями мягко зеленели, светлее — лугами, темнее — лесами, пологие ближние горы, прозрачно синели дальние, а самые далекие сливались с облаками и пропадали в воздухе. А над всем этим — над колокольней, домами, над ослепительно белым бельем внизу и горами, — весело и нестерпимо ярко сияло солнце, пронизывая все вокруг...

    © 2000- NIV