• Приглашаем посетить наш сайт
    Соловьев (solovyev.lit-info.ru)
  • Cлово "ХОТЕТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ХОТЕЛ, ХОЧУ, ХОЧЕТ, ХОЧЕШЬ, ХОТЕЛО

    1. Первое знакомство
    Входимость: 18. Размер: 111кб.
    2. Мирцль. Часть III
    Входимость: 12. Размер: 28кб.
    3. Люди летом. IV. Первые желтые листья
    Входимость: 10. Размер: 30кб.
    4. Чудесное лето. XX. Вещи, который сами ходили
    Входимость: 9. Размер: 14кб.
    5. Кошачья санатория
    Входимость: 8. Размер: 48кб.
    6. Мирцль. Часть II
    Входимость: 8. Размер: 30кб.
    7. Белка-мореплавательница
    Входимость: 7. Размер: 36кб.
    8. Чудесное лето. VII. "Когда я буду большой"
    Входимость: 7. Размер: 16кб.
    9. Муравьиная куча
    Входимость: 7. Размер: 21кб.
    10. Девочка и попугай (Разговор по телефону)
    Входимость: 7. Размер: 13кб.
    11. "Илья Муромец"
    Входимость: 7. Размер: 24кб.
    12. Мирцль
    Входимость: 7. Размер: 21кб.
    13. Дневник резонера
    Входимость: 7. Размер: 34кб.
    14. Два друга (Из детской переписки)
    Входимость: 6. Размер: 22кб.
    15. Нолли и Пшик
    Входимость: 6. Размер: 16кб.
    16. Иванов Анатолий: Волшебник (Послесловие к 5 тому собрания сочинений)
    Входимость: 6. Размер: 79кб.
    17. Жиркова М. А.: Эмиграция в жизни и творчестве Саши Черного - основные этапы
    Входимость: 6. Размер: 74кб.
    18. Случай в лагере
    Входимость: 6. Размер: 21кб.
    19. Скандалист Фифа
    Входимость: 6. Размер: 11кб.
    20. Факирский подарок
    Входимость: 6. Размер: 6кб.
    21. Чудесное лето. VIII. На юг
    Входимость: 6. Размер: 17кб.
    22. Мастер Кукки и его цирк
    Входимость: 6. Размер: 28кб.
    23. Безгласное королевство
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    24. Нервные слоны
    Входимость: 5. Размер: 9кб.
    25. Третейский суд (шутка в I бездействии)
    Входимость: 5. Размер: 37кб.
    26. Люся и дедушка Крылов
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    27. Чудесное лето. XI. Черный котенок
    Входимость: 5. Размер: 14кб.
    28. Кабы я был царем
    Входимость: 5. Размер: 23кб.
    29. Красный камешек
    Входимость: 5. Размер: 21кб.
    30. Антошина беда
    Входимость: 5. Размер: 12кб.
    31. Чудесное лето. IX. Нахлебники
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    32. Люди летом. III. Зеленая лампа
    Входимость: 4. Размер: 13кб.
    33. Дневник Фокса Микки. Возвращаюсь в Париж и ставлю большую точку
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    34. Жиркова М. А.: Человек и война - принципы изображения в поэтическом цикле "Война" (Книга "Жажда", Берлин, 1923)
    Входимость: 4. Размер: 80кб.
    35. *** ("Здравствуй, Муза! Хочешь финик?.. ")
    Входимость: 4. Размер: 2кб.
    36. Чудесное лето. V. Разговор с матросом
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    37. Клещ
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    38. Акажу
    Входимость: 4. Размер: 9кб.
    39. Патентованная краска
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    40. Смена. Этюд
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    41. Яблоки
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    42. Храбрая женщина
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    43. Чудесное лето. XII. Война с муравьями
    Входимость: 4. Размер: 14кб.
    44. Пасхальный сюрприз
    Входимость: 4. Размер: 26кб.
    45. Чудесное лето. XV. Камышовое государство
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    46. Дневник Фокса Микки. Я один
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    47. Сумбур-трава
    Входимость: 3. Размер: 24кб.
    48. Ратыня Александр: Нет замены незаменимому, и все же…
    Входимость: 3. Размер: 39кб.
    49. Иванов Анатолий: Оскорбленная любовь
    Входимость: 3. Размер: 73кб.
    50. Праведник Иона
    Входимость: 3. Размер: 12кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Первое знакомство
    Входимость: 18. Размер: 111кб.
    Часть текста: людей и всякий будет нужен, как утопающему — круг. Носильщик берет мои вещи и, пробуя на руке новый чемодан, с любопытством, но почтительно заглядывает в глаза: — В номера изволите? — Нет. Лошадей надо. В Торчино. — Лошадей, ваша милость, не достать, поздно. Поздно? Как же быть? — А вы в номера, с дороги отдохнете, а утречком… — Далеко? — Два квартала-с. Номера Бочагова, Еремей довезет. — Какой Еремей? — Извозчик, то есть, у подъезда. Прикажете нести? — Несите. Клопов много? Носильщик улыбается, словно я ему рубль подарил: — Маленечко есть, господа не обижаются, ничего-с. — Ну, ладно. Прохладная пыльная тьма, собачий лай. Влезаю на темные дрожки, прижимаю к груди чемодан и доверчиво всматриваюсь в тьму. Через 10 минут жестокой тряски приехали. Еще новый человек вынырнул из тьмы, потащил вещи и привел наверх. Оказался блондином; конечно, заспанным, конечно, грязным и, конечно, первые слова: «Пожалуйте паспорт». Вхожу в номер, закрываю за собой дверь и оглядываюсь. Чужое… чужое, — там, за ставнями, сотни верст тьмы, незнакомой земли, лесов и пещерных жилищ, — здесь квадрат, оклеенный малиновой с золотом бумагой, запах грязного белья и обезьяньей клетки. А в центре я. Кто я? Зачем здесь? Спать. Старые темные волны подступили, остановили расшагавшиеся ноги, опустили голову… Но ерунда, к черту — спать все-таки надо, а утром будет солнце и все будет...
    2. Мирцль. Часть III
    Входимость: 12. Размер: 28кб.
    Часть текста: человеком: неровные, то недописанные, то со старательно выведенными палочками острые буквы. На веранде было тихо и прохладно. Высокая шиферная крыша сбоку укрывала от солнца. Старую железную решетку тесно перевил душистый горошек, буйно поднявшийся из низких деревянных зеленых ящиков, цветы были всех тонов от белого до темно-малинового и пахли так сильно и сладко, что над ними целый день стояло жужжанье. Кирпичная стена мансарды дышала сыростью, и старые кирпичи казались темней от тени, которую бросал широкий выступ крыши. К желобам шли веревочки, и по ним тянулся к солнцу темно-зеленый матовый плющ. Вокруг ячейки от железной подпорки для жалюзи неустанно носилась одинокая пчела: то влезала в ячейку и начинала вертеть мохнатым толстым тельцем, как буравом, то улетала вниз, туда, где было развешано под цветущими персиковыми деревьями белье, прилетала с новым цветочным грузом и набивала им свой странный улей, — благо, ячейка всегда была пуста, так как сидевший на веранде человек очень любил солнце и никогда не опускал жалюзи… Вдали за легкой кружевной колокольней с петухом, крестом и громоотводом, за сонными домами с наглухо закрытыми ставнями мягко зеленели, светлее — лугами, темнее — лесами, пологие ближние горы, прозрачно синели дальние, а самые далекие сливались с облаками и пропадали в воздухе. А над всем этим — над колокольней, домами, над ослепительно белым бельем внизу и горами, — весело и нестерпимо ярко сияло солнце, пронизывая все вокруг дрожащими струями света и тепла, сильным янтарным вином радости и жизни. Мельников качался на стуле, рассматривал сучки на деревянном некрашеном столе и ничего не видел. Перед ним лежал толстый немецко-русский словарь и листочки почтовой бумаги, исписанные тем же...
    3. Люди летом. IV. Первые желтые листья
    Входимость: 10. Размер: 30кб.
    Часть текста: под мокрую кожу. Шли дожди. Целые дни жужжали косые спицы, разбивались с однотонным плеском о стекла и текли вниз, вялые и слезливые. Тяжелели и намокали сосновые кисти, свешивались длинные руки кленов, слипались и блестели листья, темнели стволы, а дождь лил, лил, лил… Только песчаные дорожки и пляж не поддавались — вбирали без конца свежую воду, рыхлели и набухали, но луж не оставалось. В один из таких дней курсистка встала в час и, не заплетая густых темных волос, зевая, вышла на веранду. Посмотрела на художника, который рисовал все тот же, начатый в мае, этюд дворника у забора, на лаборанта, лихорадочно метавшегося среди весьма толстых книг, покачала головой и, не умываясь, поплелась к морю. Солнце бесследно исчезло, но все-таки на море было интересно. Густая сетка сверху жизнерадостно лупила в дымящееся море, горизонт провалился, облака слились в жемчужную ровную кашу, ветер взбил, разметал их и бросил. Она засмотрелась. Голова яснела, дождь ласково мыл лицо и шею. Скоро продрогла и забралась в будку. «Плик, плик, плик…» — стучали по крыше капли. Слушала, затихала и начинала верить, что жизнь — такая ровная, спокойная работа, бодрая задумчивость, умное ожидание. Легче думалось об осени, городской беготне, зеленых билетиках у ворот, незнакомой, но уже ожидающей новой комнате, новых встречах, театре и толстых томах курсовой библиотеки. Может быть, и любовь, но в дождь и любви не хотелось. Море тут же, в двух шагах, скамейки мокры и приветливы, вода пьет воду и жужжит, поет и вздыхает… На холмике, у калитки, появилась вся серия: докторша, в дождевике с капюшоном и страшных калошах, вся как лакированный куб; учительница и художник, под одним красным зонтом; лаборант — под черным. Головы не было видно — только сапоги и живот. Из-под зонтика вырвался сырой и зычный голос: — Sansonnet, oú es-tu? [9] — Je...
    4. Чудесное лето. XX. Вещи, который сами ходили
    Входимость: 9. Размер: 14кб.
    Часть текста: все равно расти им здесь не позволят — сгребут граблями к ограде и бросят под валежник. Игорь раскрывал каштан за каштаном. Вроде желудей, гадость отчаянная… И называется «конский каштан», а почему, неизвестно. Конь, который водокачку вертит, понюхал, фыркнул, но есть не стал. Зачем Бог такой несъедобный сорт создал, даже садовник не знает. Зелененькие гусеницы все давно уже уползли с капусты, доползли по ограде до флигеля, взобрались на кирпичную стену, обмотали себя белой пряжей и замерли… Вокруг большой клумбы ворох кленовых листьев. Поддашь башмаком, взлетят, как мокрые вороны, и опять наземь. Семь раз подбросишь, восемь… Неинтересно! На птичьем дворе сонное царство. Косой дождик всех кур и цесарок в каретный сарай загнал. Один глупый индюк вокруг голой липы ходит, кашляет и шипит. Грипп у него, должно быть. Игорь у экономки облатку аспирина выпросил, растворил порошок в рисовой каше, принес индюку. Не ест. И температуру ему никак не измеришь, нет у него подмышки… Дождь? Пусть дождь. Человек обтянут непромокаемой кожей, ничего ему не сделается, а когда мелкие капли за воротник катятся, это даже приятно, точно уж по спине ползет… Может быть, пробраться в парк, в стеклянную беседку? Там таганчик в углу ржавый валяется, клубнику на нем летом варили… Стружек мокрых принести, газет старых. Запалить, ух сколько дыму будет! — Игорь! А Игорь! Опять эта тетка Олимпиада. Мама ее называет Липой, будто дерево. Ничего в ней олимпийского нет: коротенькая, сдобная, нос морковкой, глазки буравчиками. Никуда от нее не спрячешься, на сеновале за прудом и то разыщет. И удовольствия от нее, как от конского каштана — никакого. — Игорь! Выйди, выйди из-за бочки… Хорош! Ты что ж, ангину опять схватить...
    5. Кошачья санатория
    Входимость: 8. Размер: 48кб.
    Часть текста: нему на плечо. Никого нет на форуме. Трава, да кусты, да полированные куски разбитых колонн. Но вот сквозь побег смоковницы мелькнула в вырезных листьях желтая пушистая спинка, а там под обломком гранита нахохлилась, словно серая круглая муфта, кошачья спина, и из-под арки у самой ограды, лениво зевая, выступает пестрый зверек… и еще, и еще… Кошки! Ох, сколько их: кошачья республика здесь, что ли? Большой белогрудый кот Бэппо сидел над недоеденной овечьей головой, сброшенной сверху каким-то благодетелем, и размышлял. Сегодня рано утром сердитый хозяин, сапожник Спагетти, выкинул с ним такую штуку, какая коту и во сне не снилась. Посадил Бэппо к себе на колени, — тот втянул было голову, ожидая обычного утреннего щелчка, — но сапожник, погладив его шершавой рукой за ушами, поставил перед ним полную плошку молока, да еще на закуску дал жирную селедочную голову… Бедный Бэппо со дня рождения таких чудес не видал. А потом… сунул хозяин кота в полосатый мешок, с которым служанки на базар ходят. В мешок, скажите пожалуйста! Точно Бэппо баранина или телячья печенка… Кот сидел смирно-смирно, мешок был из редины, воздуху вволю, — воздушная тюрьма раскачивалась вправо и влево, хозяин шагал да шагал, и вдруг ...

    © 2000- NIV